«Человека не устроила сумма»: как сотрудник «Ростеха» пытался уговорить редакторов «Тушите свет» удалить пост о Чемезове

В конце октября по делу о вымогательстве у главы «Ростеха» задержали Кирилла Суханова, коммерческого директора Ксении Собчак. Вскоре после его допроса под уголовное преследование также попали редакторы Ариан Романовский и Тамерлан Бигаев.

Об этом сообщает Правда РУ

По версии следствия, все они причастны к администрированию телеграм-канала «Тушите свет» и вымогательству 11 миллионов рублей у Сергея Чемезова за удаление публикации, в которой он фигурировал, и «блок» на любые темы о нём же.

Согласно показаниям директора по особым поручениям «Ростеха» Василия Бровко, он сам обнаружил в «Тушите свет» пост о Чемезове. Тогда, со слов сотрудника, глава корпорации решил, что команда телеграм-канала «располагает сведениями о его местонахождении», а потому может применить к нему «физические и насильственные меры» «с целью влияния» на деятельность «Ростеха».

После этого Бровко поручил разобраться с публикацией Андрею Балдухаеву, другому сотруднику корпорации. В итоге он, судя по телефонным расшифровкам, попавшим к «Базе», связался с Арианом Романовским. Однако редактор в ответ на требование об удалении объяснил, что у него нет таких полномочий и не понял сути претензий, поскольку не видел в публикации «ничего крамольного».

Затем, как следует из расшифровок, Балдухаев вышел уже на Суханова, который предложил оплатить «блок» за 10 миллионов рублей и удалить пост со скидкой — за 800 тысяч. С последним пунктом сторона Чемезова формально согласилась, но при передаче денег коммерческого директора задержали.

Первый разговор Андрея Балдухаева с Арианом Романовским. 22 октября

Романовский: .<...> …довольно серьёзный, журналисты тоже довольно серьёзные, как, кто, посодействовать, и вам обещать я не могу, но всё от себя зависящее делаю, пока обещать на данный момент не могу.

Балдухаев: Источник вот этой информации, я понимаю, с вас какой спрос, вы можете нам помочь по установлению, кто предоставил эту информацию?

Романовский: Я — точно нет, и боюсь, что люди, которые там работают, закон о СМИ, вы сами знаете, как человек к закону близко [вероятно, имеется в виду статья закона «О средствах массовой информации», согласно которой редакция не вправе называть лицо, предоставившее ей информацию с условием неразглашения своего имени. — Прим. ред.]. Если это конкретизирующая информация, неправомерная или не соответствует действительности, то это уже другой вопрос.

Балдухаев: То, что это — неправомерно, мы с вами прекрасно понимаем, потому что личная жизнь не для того, чтобы о ней распространяться, тем более тем лицам, которым эта информация не была предоставлена.

Романовский: Вы же сами понимаете, что сейчас публичные люди под прицелом, особенно когда и телеграм-каналы, где там, кто-то подслушал в ресторане, не в ресторане, в спортзале, я не знаю. К сожалению, наивно полагать, что информация о таких там, мероприятиях, в тайне [будет] содержаться. Я как главный редактор вёл свой телеграм-канал «Оливье с икрой», я писал там про свадьбу Пескова, точнее, дочери Пескова. Мне тоже там звонили и пытались как-то повлиять, давление и прочее, но это, как говорится, что-то в воздухе. Предъявлять претензии к телеграм-каналам, особенно не анонимным, учитывая, что есть каналы анонимные, до которых не достучаться… Со своей стороны, что нужно? Удалить? Я не обещаю. Посодействую там.

Балдухаев: Я вас понял, но, смотрите, может быть, нам этот вопрос надо очно обсудить, может быть, мы с вами встретимся, тогда завтра, сегодня, как я понимаю, поздно уже.

Романовский: Завтра… Но, наверное, не с утра, ну, ближе к двенадцати созвониться, чтоб было какое-то понимание, что, как. А что вызвало недовольство, скажите? Ничего крамольного, дни рождения отмечать не запрещается.

Балдухаев: День рождения — да, не запрещается, но вот эти…

Романовский: Мы писали что-то и похуже, про Романа Аркадьевича Абрамовича, например.

Балдухаев: Но в любом случае, Ариан Александрович, это в любом случае неприятно, тем более готовы обратиться с официальным заявлением. Мы с вами это понимаем, и особо этого никто и не хочет.

Романовский: Вы знаете, есть такой эффект Барбары Стрейзанд, такой момент, когда про неё что-то писали, она стала судиться, обращается в органы, и ещё хуже это имело эффект, потому что все стали про это писать. И никто не взыграл, ни журналисты, ни люди заинтересованные. Я сам дипломат, ни в коем случае у меня нет… Я не одиозный журналист, который там всех разоблачает и пытается нажить себе проблем. Я писал исключительно про светскую жизнь… Всё это довольно безобидно. Я не отказываюсь от диалога, я готов. Просто мне нечего вам ни сказать, ни предъявить, ни оправдаться.

Балдухаев: Ну, понятно, я, собственно, поэтому и звоню, посмотрел публикации и в целом ознакомился с вашей деятельностью, и, как я понял, вы вменяемый человек, порядочный. Да, как я скажу, там ничего ужасного нет, но людям неприятно. Давайте мы завтра, вы, может, до двенадцати вопрос решите, да, с удалением этого?

Романовский: Конечно, я вам сказал, нет, с удалением я ничего не решу, к сожалению, у меня нет таких полномочий, чтоб там удалять, как я сказал, это полноценная редакция, и я не один принимаю решения, поскольку имеется публичное, поэтому вы в любом случае… Я готов всячески вам посодействовать. Но в полдвенадцатого я говорил, что пойму вообще…

Балдухаев: Ну хорошо, я вас прошу, найдите, пожалуйста, время, мы встретимся и обсудим всё. Хорошо?

Романовский: А вы представляете, собственно, о ком писали, или… Чтоб мне понимать тоже.

Балдухаев: Мне поступило пока устное сообщение, от одного из людей, которого упомянули. И, знаете, тут тоже люди, сами понимаете, и вменяемые, и разумные, мудрые. Потихонечку всё это дело удалить и расстаться хорошими друзьями. Давайте, тогда я вас понял, я вас услышал, и мы готовы встретиться, пообщаться, ну, лично я. Тогда, если у вас что-то получается…

Романовский: Простите, у меня очень плохо ловит, я только ваше отчество запомнил: Иосифович.

Балдухаев: Андрей Иосифович.

Романовский: Андрей, всё, тогда я завтра… Ну, лучше вы сами мне напомните, а до этого я постараюсь максимально информацией как-то располагать.

Балдухаев: Да, нам просто этот вопрос решить положительно с удалением. Всё, хорошо, тогда я вам где-то в полдвенадцатого наберу.

Второй разговор Андрея Балдухаева с Арианом Романовским. 22 октября

Балдухаев: Ариан Александрович, доброе утро, я вам вчера звонил, это Андрей беспокоит. Где мы сможем с вами встретиться?

Романовский: Я могу ближе к шести с вами встретиться.

Балдухаев: Хорошо, давайте только точно, чтобы я тут распланировал день. Я думаю, что мы с вами недолго, буквально полчаса пообщаемся. Хорошо?

Романовский: Давайте, хорошо.

Балдухаев: А где удобно будет?

Романовский: В районе Чистых прудов, хорошо? Давайте, тогда мы контрольный — в пять, ориентируемся на шесть, контрольный — в пять. Хорошо?

Балдухаев: Хорошо, хорошо, тогда — до связи. Хорошего дня. До встречи.

Первый разговор Андрея Балдухаева с Кириллом Сухановым. 23 октября

Балдухаев: Алло!

Суханов: Андрей!

Балдухаев: Да, да, да, Кирилл, слушаю внимательно.

Суханов: Да, смотрите.

Балдухаев: Угу.

Суханов: Не совсем удобно говорить, не один. Смотрите, у нас есть опция, мы можем договориться о том, что мы, скажем так, согласовываем все упоминания на какой-то период, вот там с вами заключаем соглашение, что упоминание всех трёх объектов… Должны быть согласованы с вами в течении там такого-то периода. Соответственно, если в редакцию поступает какой-то материал с упоминанием того или иного лица или бренда, то я его направляю вам, вы мне пишите «да» или «нет», ну, и я не знаю там, это выходит или не выходит.

Балдухаев: Так, а вы будете иметь возможность такую, как бы чтобы эту информацию исключить, да?

Суханов: Что, что, что, аллё?

Балдухаев: У вас есть такая возможность такую информацию исключить, я правильно понял, да?

Суханов: Да, ну смотрите, просто, грубо говоря, если я скажу там, пожалуйста, мы не упоминаем бренд «Борк» у нас в канале. И, например, если у бренда «Борк» выпускается какой-нибудь бракованный блендер, который взрывается в квартире, и эта новость попадает в редакцию, я направляю этому бренду «Борк»: «Ребята, тут такая новость поступила!» И они такие: «Ой, нет, не ставьте это!» Хорошо, мы её не ставим, соответственно.

Балдухаев: Так.

Суханов: То же самое, такая же работа, только уже действует в нашем с вами случае.

Балдухаев: Так, ну а как там… И что, какие условия?!

Суханов: Ну, вообще, у нас, мы работаем, стандартный договор на год, это стоит десять миллионов. Соответственно, обговорить мы бренд можем сейчас…

Балдухаев: На год десять чего вы… Аллё?!

Суханов: Да, да, да. На год — десять миллионов.

Балдухаев: На год десять миллионов?! Ну, у нас, может, ситуация не совсем такая, Кирилл. Как-то…

Суханов: Не, смотрите, мы можем сейчас с вами поступить разово. Это такая опция существует. Просто, когда в рамках, в качестве исключения сделать единовременную. Просто нам, мы так не будем понимать, кого в следующий раз просить редакцию и неупоминание согласовать. Потому что, так понимаю, что Ариану вы не представили, скажем так, чьи интересы представляете.

Балдухаев: Ну да, тут как бы смысла нет. Просто, понимаете, там не один человек был упомянут. Мы-то как бы у нас другой вопрос. Нам вот с этой именно публикацией вопрос нужно решить, и как можно скорее.

Суханов: Ну смотрите. Давайте тогда, ну, допустим, сделаем, что у нас вот в октябре, сделаем с вами такое вот соглашение, что в октябре мы там упоминаем такого-то, такого-то… Это будет стоить один миллион рублей, соответственно, мы понимаем, что это, грубо говоря, что мы не упоминаем никого из тех, кто уже упомянут в этом посте, если вы не хотите конкретно озвучивать, чьи интересы представляете.

Балдухаев: Угу.

Суханов: И убираем эту, эту публикацию.

Балдухаев: Ну, я вот, честно, даже и не ожидал таких, что будет вопрос таких расценок касаться. Я и…

Суханов: Что, что?

Балдухаев: Ну я не предполагал, что будет вопрос касаться, да, и тем более вот таких расценок. Мне это надо согласовать. А у нас не получится, вот так сделать как бы, что мы вот сейчас эту публикацию убираем, а потом мы, соответственно, с вами, ну, знаете, чтобы не быть обманутыми, а потом мы с вами вопрос решаем?

Суханов: Какие? Вот, давайте конкретику. Я не против сейчас поработать разово как бы. У меня тоже есть … (неразборчиво), с которыми согласованы определённые правила, и как бы сейчас согласовали, что мы идём по стандартной схеме, что у нас есть история про контракт на неупоминание, я его вам предлагаю. Если, соответственно, вам это некомфортно или вам это нужно отдельно согласовывать, разово тоже сейчас можно сделать. Но тоже как бы это в качестве исключения и уважения к вам.

Балдухаев: Ну, вот смотрите. Если вот это лицо, да, как бы да, согласует, мы идём навстречу, а каким образом мы… Я просто, знаете, потом не хочу выглядеть, да, ну в таком свете, не очень хорошем, чтобы я и деньги вам передал и остался ни с чем.

Суханов: А, ну слушайте, здесь, ну, можем поступать совершенно разными способами, можем, я думаю, что можно будет просто повторить вашу встречу.

Балдухаев: Чтобы мы встретились уже очно, я правильно понимаю?

Суханов: Нет, нет, нет! Вот у вас сейчас была встреча.

Балдухаев: Так.

Суханов: Ну, соответственно, можно будет так же повторить встречу, и при вас это всё сделают.

Балдухаев: А-а-а, и то есть Ариан сможет это при мне сделать, чтобы я убедился и потом мог быть уверен в том, что всё?

Суханов: Но это будет, нет, я не думаю, что это будет Ариан. Ариан тут главный редактор, у нас есть редакция, мы решим, кто это будет, просто там будет встреча, при вас, естественно, всё это одновременно будет сделано без вопросов.

Балдухаев: А-а-а, то есть будет при мне это без всякого обмана всё это удалено?

Суханов: Конечно, конечно!

Балдухаев: Ну и, соответственно, я уже там выполню, ну, наше решение, да, о чём мы договариваемся сейчас?

Суханов: Да, да.

Балдухаев: Так, ну хорошо, хорошо. Я тогда, Кирилл, согласую всё это и перезвоню вам, хорошо?

Суханов: Да конечно, я на связи, спасибо большое.

Балдухаев: Ага, ну всё, хорошо, давайте, на связи.

Суханов: Спасибо.

Второй разговор Андрея Балдухаева с Кириллом Сухановым

Балдухаев: Алло, Кирилл, это Андрей опять. Смотри, какая ситуация — я согласовал, но, сам понимаешь, там, я с одним человеком общаюсь, который был упомянут, вот. В принципе, как бы согласны, единственное— человека не устроила сумма, нужно уменьшить. Это же разовое, вы удалите, пожалуйста, публикацию вот эту именно.

Суханов: Ага.

Балдухаев: Ну, можно до 500 хотя бы?

Суханов: Нет, нет, нет, нет. Ну, это как бы у нас есть стандартный тариф, мы готовы применять какие-то более гуманные контрактные истории, если это какое-то большое сотрудничество. В рамках разовой истории можем, там, не знаю, 800, например, сделать, меньше просто — ну смысл? Тем более что уже сейчас прошли, единственное, как бы сразу… Понимаете, это просто… Поэтому такие условия.

Балдухаев: Так… Ну, 800 — и меньше вообще никак?

Суханов: Ну, я считаю, что нет.

Балдухаев: Так… Ну, хорошо, я тогда вас услышал и, ну не знаю, может быть, сейчас позвоню, если человек будет на связи, а то, возможно, не дозвонюсь, но завтра в любом случае, ну сейчас, наверное, ну, может быть, дайте ещё минут 15–20, я с человеком переговорю.

Суханов: Да, конечно, Андрей, я на связи, как будет информация, звоните.

Балдухаев: Хорошо, я тогда эту сумму озвучиваю и вам перезвоню.

Суханов: Да, спасибо.

baza.io



Источник: “https://compromat.press/cheloveka-ne-ustroila-summa-kak-sotrudnik-rosteha-pytalsya-ugovorit-redaktorov-tushite-svet-udalit-post-o-chemezove/”

Источник: Руссиангейт




Актуально

Резонанс

Теги