Follow Me

Close

«Я у властей деньги не брал, компромата на меня у них нет, и обещаний никаких я им не давал»: Амиржан КОСАНОВ, кандидат в Президенты РК

«Я у властей деньги не брал, компромата на меня у них нет, и обещаний никаких я им не давал»: Амиржан КОСАНОВ, кандидат в Президенты РК

«Я хочу выго­во­рить­ся перед вами» — таки­ми сло­ва­ми Амир­жан Коса­нов начал нашу бесе­ду в одной из кофе­ен Ураль­ска. Встре­ча с ним для меня была неожи­дан­ной, я даже не зна­ла, что он при­е­хал в город. Но на пра­вах ста­рых зна­ко­мых мы тут же встре­ти­лись.

Коса­но­ву, по его сло­вам, «важ­но» отно­ше­ние к нему демо­кра­ти­че­ских сил. Что это дей­стви­тель­но для него важ­но, гово­рил и его тон – он явно хотел быть поня­тым. Пра­виль­но поня­тым. У меня вопро­сов к нему было немно­го. Что сей­час тол­ку их зада­вать, когда уже подо­шел день выбо­ров – и момент исти­ны. Я спро­си­ла у него лишь о том, что меня боль­ше все­го сей­час бес­по­ко­ит – при­зна­ет ли он выбо­ры закон­ны­ми, при­том, что будут зафик­си­ро­ва­ны мас­со­вые фаль­си­фи­ка­ции. И он мне отве­тил. Но обо всём по поряд­ку, ров­но по запи­сан­но­му мной раз­го­во­ру с Коса­но­вым.

«В ЧЕМ МОЯ ОШИБКА?»

Меня выдви­ну­ло дви­же­ние «Улт таг­ды­ры». Конеч­но, мож­но было выдви­нуть­ся от дру­гой орга­ни­за­ции с более широ­ки­ми про­грамм­ны­ми целя­ми. По боль­шо­му сче­ту, мне нуж­но было выдви­гать­ся от общей демо­кра­ти­че­ской орга­ни­за­ции.

Но про­изо­шло то, что про­изо­шло. В Фору­ме «Жана Казах­стан» мы обсуж­да­ли, каким обра­зом участ­во­вать в выбо­рах. Сам Форум не был заре­ги­стри­ро­ван. И пото­му реши­ли, что буду выдви­гать­ся от «Улт таг­ды­ры», гла­вой кото­ро­го явля­ет­ся Дос Кушим.

Я сей­час залож­ник их отно­ше­ний с реги­о­на­ми. Не во всех реги­о­нах у них силь­ные акти­ви­сты, хоро­шо орга­ни­зо­ван­ные шта­бы. Во мно­гом они огра­ни­чи­ва­ют меня. Вот здесь, в Ураль­ске, у меня были две встре­чи, и обе мало­люд­ные, одна за горо­дом. Спра­ши­ваю руко­во­ди­те­ля шта­ба — поче­му не в Доме куль­ту­ры в цен­тре горо­да? А он бес­по­мощ­но отве­ча­ет, что на эти места ука­за­ла изби­ра­тель­ная комис­сия.

ПОЧЕМУ МАЛО ВСТРЕЧ С ИЗБИРАТЕЛЯМИ

У меня есть зна­ко­мые — быв­шие высо­кие долж­ност­ные лица, есть сре­ди них и экс-поли­цей­ские. Уйдя на пен­сию, они же все оппо­зи­ци­он­ны­ми ста­но­вят­ся… Они пре­ду­пре­ди­ли меня о воз­мож­ных про­во­ка­ци­ях. Или Абля­зов, или бой­кот­чи­ки, или вла­сти устро­ят пота­сов­ку, кого-нибудь трав­ми­ру­ют, а под суд пой­дешь ты как орга­ни­за­тор.

Мы пошли актив­но в соци­аль­ные сети. Есть дан­ные, что у меня сей­час очень высо­кая упо­ми­на­е­мость в соц­се­тях. При том недо­стат­ке финан­сов, что у меня, соци­аль­ные сети очень силь­но помо­га­ют дой­ти до изби­ра­те­лей. А встре­чи в реги­о­нах отни­ма­ют мно­го денег, но людей при­хо­дит не так мно­го, что­бы назы­вать их мас­со­вы­ми и эффек­тив­ны­ми.

О ПРЕДВЫБОРНОЙ ПРОГРАММЕ

Моя пред­вы­бор­ная про­грам­ма доста­точ­но куцая – пото­му что, по зако­нам жан­ра, она не мог­ла быть боль­шой. И, в силу того, что я боял­ся, что меня не заре­ги­стри­ру­ют, я сде­лал доста­точ­но уме­рен­ную про­грам­му. Мно­гие ост­рые вещи я убрал, пото­му что мне нуж­на была реги­стра­ция. Чест­но ска­жу, я не ожи­дал, что меня заре­ги­стри­ру­ют кан­ди­да­том в депу­та­ты. На деба­тах я ска­зал то, что гово­рю вот уже 22 года — что нуж­но менять поли­ти­че­скую систе­му — об этом на деба­тах ска­зал толь­ко я. Я ска­зал, что в Казах­стане все есть – нефть, золо­то, но не хва­та­ет трёх вещей – сво­бо­ды, прав­ды и спра­вед­ли­во­сти.

ПОЧЕМУ МЕНЯ ДОПУСТИЛИ ДО ВЫБОРОВ

На мой взгляд, про­изо­шли две вещи. Им нужен был спар­ринг-парт­нер демо­кра­ти­че­ско­го тол­ка. Они иска­ли тако­го. Коса­нов в послед­нее вре­мя доста­точ­но уме­рен­ный, в кон­трах с Абля­зо­вым, он не при­зы­ва­ет на ули­цы. Прин­ци­пи­аль­ный, после­до­ва­тель­ный, но уме­рен­ный. И вто­рое – у Коса­но­ва послед­ние семь лет нет орга­ни­за­ции. Ещё на Фору­ме про­изо­шли инте­рес­ные вещи, сра­зу два чело­ве­ка (Бапи) выдви­га­ют­ся. Поче­му бы его не заре­ги­стри­ро­вать? Они дума­ют — за ним нет мощ­но­го дви­же­ния.

Они не зна­ли, что мощ­ное дви­же­ние за мной появит­ся, в том чис­ле бла­го­да­ря соци­аль­ным сетям.

Сей­час они залож­ни­ки это­го сво­е­го реше­ния. Теперь они, навер­ня­ка, дума­ют: «Нафиг мы его заре­ги­стри­ро­ва­ли?».

Я у вла­стей день­ги не брал, ком­про­ма­та на меня у них нет, и обе­ща­ний ника­ких я им не давал. Сей­час идёт ото­всю­ду инфор­ма­ция. Ко мне отту­да (пока­зы­ва­ет на пото­лок) при­хо­ди­ли, что мы обго­ня­ем пре­сло­ву­тый госу­дар­ствен­ный ресурс».

КТО ПРОТИВ ВЛАСТИ – ТЕ ЗА МЕНЯ

За меня тот про­тестный элек­то­рат, кото­рый не может кана­ли­зи­ро­вать своё тре­бо­ва­ние пере­мен. Боль­шая часть тех, кто за меня, — про­тив вла­сти. Если бы не эти выбо­ры, то где-то бабах­ну­ло бы, это точ­но. Выбо­ры дадут вла­стям почув­ство­вать реаль­ную тем­пе­ра­ту­ру обще­ства. Реаль­ную сте­пень про­тестно­го элек­то­ра­та. И вла­стям не надо обма­ны­вать себя фаль­си­фи­ка­ци­я­ми. Наобо­рот, я хочу пре­ду­пре­дить, что фаль­си­фи­ка­ции могут стать дето­на­то­ром мощ­ней­ше­го соци­аль­но­го взры­ва. Поэто­му я пре­ду­пре­ждаю вла­сти, что выбо­ры долж­ны быть, как ска­зал Тока­ев, про­ве­де­ны чест­но и спра­вед­ли­во. Ниче­го страш­но­го не будет, если 9 июня вла­сти посмот­рят на себя в зер­ка­ло.

«Я НЕ ЕДИНСТВЕННЫЙ ЛЕГИТИМИЗАТОР»

Пово­дом счи­тать, что я «про­ект Акор­ды», ста­ла реги­стра­ция меня кан­ди­да­том. Никто это­го не ожи­дал. Но это у акор­дин­цев надо спра­ши­вать, зачем они это сде­ла­ли. Если они хотят исполь­зо­вать меня для леги­ти­ми­за­ции выбо­ров, я не думаю, что я един­ствен­ный леги­ти­ми­за­тор. И без меня они назо­вут эти выбо­ры кон­ку­рент­ны­ми, пото­му что эти пять кан­ди­да­тов — тоже граж­дане этой стра­ны. Ну, может, не такие оппо­зи­ци­он­ные, но у них есть свои про­грам­мы, и они тоже гово­рят кое-где при­ят­ные демо­кра­ти­че­ско­му уху вещи.

Если бы меня не заре­ги­стри­ро­ва­ли, то я ходил бы до сих пор в обним­ку со ста­рой оппо­зи­ци­ей, обма­ны­вал­ся бы в их каче­ствах. И пери­о­ди­че­ски высту­пал в Фейс­бу­ке с осуж­де­ни­ем пред­сто­я­щих выбо­ров.

БУДЕТ ВТОРОЙ ТУР

Есть инфор­ма­ция, я не могу ею делить­ся. Тут мно­го фак­то­ров, кото­рые рабо­та­ют про­тив Тока­е­ва. Во-пер­вых, власть неод­но­род­на. Она уже не такая моно­лит­ная, как при Назар­ба­е­ве. Вот это двое­вла­стие дела­ет своё дело, вли­я­ет на элек­то­раль­ные пред­по­чте­ния. Это двое­вла­стие рабо­та­ет на нас, оппо­зи­цию. Но этот момент дол­го длить­ся не будет.

Пред­вы­бор­ный тезис Тока­е­ва — «Пре­ем­ствен­ность кур­са» — был оши­боч­ным. Люди видят, что 30 лет ниче­го не меня­ет­ся, а тут он пре­ем­ствен­ность обе­ща­ет. Мои идеи о рефор­мах – это то, что люди хотят слы­шать. И их доста­точ­но мно­го. А я доста­точ­но уме­рен­ные вещи гово­рю, кото­рые под­дер­жи­ва­ют­ся той частью обще­ства, кото­рая хочет пере­мен без потря­се­ний.

Я встре­ча­юсь с людь­ми, и мы дума­ли, что люди будут гово­рить о пен­си­ях, квар­ти­рах, зар­пла­тах. Да, это зву­чит, но все боль­ше и боль­ше в речах про­стых людей зву­чит сло­во «спра­вед­ли­вость». Их вопро­сы о спра­вед­ли­во­сти, кор­руп­ции.

Я знаю, что люди, нахо­дясь в «Нур Отане», зани­мая высо­кие долж­но­сти, про­ку­рор­ские, в судах, поли­ции, они душой за пере­ме­ны. За эти годы в самой систе­ме вла­сти сфор­ми­ро­вал­ся очень боль­шой элек­то­рат оппо­зи­ции. Они недо­воль­ны, что не име­ют ника­ких диви­ден­дов в плане карьер­но­го роста. Тыся­чи и тыся­чи людей, начи­ная от сель­ско­го аки­ма и закан­чи­вая сена­то­ром, гово­рят: «Мы года­ми дела­ем карье­ру, а чей-то отпрыск может за пять минут поме­нять всю струк­ту­ру мини­стер­ства. И мы зано­во дела­ем сизи­фов труд, идём по карьер­ной лест­ни­це, пото­му что у нас нет «бла­та и сва­та». Это мощ­ней­ший элек­то­рат, при­том обра­зо­ван­ный, и они зна­ют, как тво­рит­ся госу­дар­ствен­ная поли­ти­ка, как пишут­ся поста­нов­ле­ния аки­ма­та, пра­ви­тель­ства. Это самый инфор­ми­ро­ван­ный оппо­зи­ци­он­ный элек­то­рат.

Моё глу­бо­чай­шее убеж­де­ние, что пере­ме­ны луч­ше, когда они без потря­се­ний. Но глав­ное – нуж­ны пере­ме­ны. И это даёт мне фаво­ра в пред­вы­бор­ной кам­па­нии, пото­му что я гово­рю то, что не ска­зал бы Тока­ев. Ни его био­гра­фия, ни его опыт не явля­ют­ся аль­тер­на­ти­вой дей­ству­ю­щей вла­сти. А я все боль­ше ста­нов­люсь оппо­нен­том вла­сти.

Я более чем уве­рен, что будет вто­рой тур. Я не гово­рю, что сра­зу одер­жу побе­ду. Во-пер­вых, я не пред­став­ляю объ­еди­нен­ную оппо­зи­цию. За мной нет тех сил, кото­рые тра­ди­ци­он­но меня под­дер­жи­ва­ли, наобо­рот, они все отвер­ну­лись, оста­ви­ли меня одно­го в поле. Я сей­час один делаю то дело, кото­рое они долж­ны были сде­лать.

ПОЧЕМУ АБЛЯЗОВ «МОЧИТ» МЕНЯ

Это меня само­го пора­жа­ет. Я ведь гово­рю то же самое, что и он, — о кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­ме, выбор­но­сти аки­мов, кор­руп­ции, сво­бо­де сло­ва.

Воз­мож­но, у Абля­зо­ва есть страх, что после этих выбо­ров Коса­нов ста­нет зна­ме­нем оппо­зи­ции, что Коса­нов будет опре­де­лять лицо оппо­зи­ции.

Что, в силу под­держ­ки зна­чи­тель­ной части про­тестно­го элек­то­ра­та, я буду не тем Коса­но­вым, кото­рым был до 9 июня. И все вни­ма­ние будет устрем­ле­но на меня.

В борь­бе Абля­зо­ва с Акор­дой, на мой взгляд, мень­ше поли­ти­че­ско­го и боль­ше лич­ност­но­го фак­то­ра. Воз­мож­но, у него боль­ше лич­ной мести, вен­дет­ты про­тив Назар­ба­е­ва, Тока­е­ва. Чего у меня нет. Я счи­таю себя более циви­ли­зо­ван­ным поли­ти­ком.

Гос­по­дин Абля­зов и иже с ними, они все заби­ра­ют голо­са у меня, а не у Тока­е­ва.

Те, кто верит ему и будет бой­ко­ти­ро­вать выбо­ры, вполне мог­ли отдать мне свои голо­са. Вла­стям не нуж­но фаль­си­фи­ци­ро­вать низ­кие про­цен­ты мне. Здесь кро­ет­ся боль­шая тай­на. Я не исклю­чаю, что в Акор­де вполне мог­ли решить — а зачем бороть­ся с Коса­но­вым? Зав­тра ОБСЕ и дру­гие меж­ду­на­род­ные наблю­да­те­ли ска­жут, что вла­сти исполь­зо­ва­ли про­тив Коса­но­ва свои ресур­сы. Давай­те мы чужи­ми рука­ми будем жар загре­бать. Тем более, что Абля­зов, в силу того, что он име­ет очень мощ­ные ресур­сы для орга­ни­за­ции фей­ков и ботов, может лег­ко это делать. А у меня в шта­бе лишь один парень, 25 лет, рабо­та­ет с соци­аль­ны­ми сетя­ми.

О СТАРОЙ ОППОЗИЦИИ

Мои кол­ле­ги не исполь­зо­ва­ли воз­мож­ность исполь­зо­вать эти выбо­ры, и, тем самым, они сами «заби­ли гвоздь в гроб» ста­рой оппо­зи­ции.

А я что-то делаю, в рам­ках сво­их воз­мож­но­стей, исполь­зую выбо­ры.

Слы­шу — «париж­ская» груп­па дала мне пору­че­ние. Я уди­вил­ся – как они мне могут давать пору­че­ние? Что­бы мне их давать, надо вхо­дить в мой штаб, ходить рядом с мои­ми аги­та­то­ра­ми. А бой­ко­ти­ро­вать и давать мне пору­че­ния – это нику­да не годит­ся.

Мы гово­рим, что власть долж­на менять­ся. Но и оппо­зи­ция сама долж­на менять­ся.

Я меня­юсь. Я обща­юсь в соц­се­тях, гово­рю боль­ше с моло­ды­ми.

Я сижу в соц­се­тях, веду в Юту­бе пря­мые эфи­ры.

Оппо­зи­ция долж­на кри­ти­че­ски на себя посмот­реть. Один толь­ко факт.

Кара­ган­да, встре­ча. Обыч­но пред­ста­ви­те­ли оппо­зи­ции под­дер­жи­ва­ют меня пер­вы­ми. А тут выхо­дят пред­ста­ви­те­ли мало­го и сред­не­го биз­не­са. И гово­рят: «Мы под­дер­жи­ва­ем вас. Нам нра­вят­ся ваши про­грамм­ные тези­сы, нам нра­вит­ся то, что вы гово­ри­те». Пони­ма­е­те, это малый биз­нес, кото­рый все­гда боял­ся поли­ти­ки, откры­то выхо­дят и пуб­лич­но заяв­ля­ют о под­держ­ке оппо­зи­ци­он­но­го кан­ди­да­та. Это то, за счёт чего мы долж­ны рас­ши­рять­ся.

Кри­ти­ку­ют Баба­му­ра­то­ва. Моло­дой парень, рабо­та­ет в граж­дан­ском сек­то­ре. Я прин­ци­пи­аль­но не взял из оппо­зи­ции – хва­та­ет меня одно­го из ста­рой. Я хотел, что­бы в мой штаб вошли из граж­дан­ско­го сек­то­ра, сту­ден­че­ства. Что­бы они мог­ли реа­ли­зо­вать своё жела­ние пере­мен.

Оппо­зи­ция долж­на извлечь уро­ки из этой элек­то­раль­ной кам­па­нии. Когда люди живут ста­ры­ми пред­став­ле­ни­я­ми, ста­ры­ми тези­са­ми и фор­му­ли­ров­ка­ми, они неиз­беж­но ухо­дят. Появ­ля­ет­ся новая оппо­зи­ция, город­ская моло­дежь, кре­а­тив­ная. Само­до­ста­точ­ные, если не мажо­ры, то из состо­я­тель­ных семей. Им нуж­на сво­бо­да. Это новые вея­ния, новое дви­же­ние. И, если уж мы хотим быть в трен­де, то надо, если не кон­со­ли­ди­ро­вать­ся, но хотя бы сотруд­ни­чать во вре­мя элек­то­раль­ных кам­па­ний.

То же ОСДП мог­ло выдви­нуть сво­е­го кан­ди­да­та. Не выдви­ну­ли, реши­ли объ­явить бой­кот. Я думаю, что у них про­сто не было денег на пред­вы­бор­ную кам­па­нию. У меня их тоже не было. Я вло­жил свои день­ги, кото­рые копил на построй­ку дома семье. Помог­ли немно­го люди из биз­не­са, но все боят­ся же.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ

Мне 55 лет, я не соби­ра­юсь ухо­дить из поли­ти­ки. Лет десять назад была ста­тья про меня на сай­те ИАЦ «МГУ». «Да, это пер­спек­тив­ный поли­тик, ему за 40 лет, ора­тор, име­ет орга­ни­за­ци­он­ные спо­соб­но­сти» — харак­те­ри­зо­ва­ли меня в ней. Закон­чил автор фра­зой: «Но у него один боль­шой недо­ста­ток – у него нет соб­ствен­ных финан­сов». Так вот, соци­аль­ные сети помог­ли мне спра­вить­ся с этим недо­стат­ком.

Как я сей­час думаю?

Власть пой­мет, что Коса­нов стал носи­те­лем про­тестно­сти в обще­стве, что он дол­жен взять опре­де­лен­ную долю под­держ­ки, и я хочу эту под­держ­ку капи­та­ли­зи­ро­вать, в хоро­шем смыс­ле.

Во вре­мя пред­вы­бор­ных встреч я вижу кон­ту­ры новой поли­ти­че­ской силы. Не знаю, что это будет – дви­же­ние, пар­тия, обще­ствен­ное объ­еди­не­ние, что-то иное, какая-то интер­нет-пар­тия, фейс­буч­ная. Облик этой новой орга­ни­за­ции — оппо­зи­ци­он­ный, она долж­на выдви­гать аль­тер­на­тив­ные про­грам­мы со все­ми основ­ны­ми прин­ци­па­ми, о кото­рых мы 22 года гово­рим, и, в первую оче­редь, тре­бо­ва­ние кон­сти­ту­ци­он­ных реформ. И эта орга­ни­за­ция не долж­на зави­сеть от како­го-то лиде­ра. Она долж­на быть про­грамм­ной, на плат­фор­ме. И глав­ное — она долж­на учи­ты­вать реа­лии сего­дняш­не­го обще­ства.

Я НЕ ПРЕДАЮ ПРОГРАММНЫЕ ЦЕЛИ

Я из этой кам­па­нии выхо­жу с дву­мя резуль­та­та­ми. Пер­вое – я хочу, что­бы обще­ство вос­при­ни­ма­ло оппо­зи­цию не как гони­мую, с кото­рой опас­но встре­чать­ся. У оппо­зи­ции дол­жен появить­ся новый при­вле­ка­тель­ный образ, что­бы люди не боя­лись делать с нами общую поли­ти­ку. И вто­рое – я хочу очи­стить­ся от мни­мых сорат­ни­ков. Они оста­ви­ли меня. Я гово­рил те же про­грамм­ные вещи, что и 20 лет назад, и их отказ быть рядом со мной был бы логи­чен, если бы я отка­зал­ся от про­грамм­ных прин­ци­пов. Стал бы хва­лить вла­стей.

Но я гово­рю те же вещи. Гово­рю об убий­стве Алтын­бе­ка, Заман­бе­ка, я это в сте­нах ЦИКа гово­рил. Гово­рю о Жел­ток­сане, Жана­о­зене.

Чест­но ска­жу – я рад. У меня нет иллю­зий по пово­ду того, что вся оппо­зи­ция долж­на объ­еди­нить­ся. К сожа­ле­нию, стар­шее поко­ле­ние ста­рой оппо­зи­ции пока­за­ло свою абсо­лют­ную неспо­соб­ность объ­еди­нить­ся, даже в такой ответ­ствен­ней­ший момент для обще­ства как пре­зи­дент­ские выбо­ры. Нет их рядом со мной! Что им меша­ет ска­зать: «Амир­жан, мы тебя зна­ем 22 года, ты нико­гда нас не пре­да­вал, мы не зна­ем, поче­му власть тебя заре­ги­стри­ро­ва­ла, но ты не отка­зы­ва­ешь­ся от сво­их прин­ци­пи­аль­ных миро­воз­зре­ний, и мы вста­нем рядом с тобой». Но они это­го не сде­ла­ли.

У них же нет логи­ки. «Эти пре­зи­дент­ские выбо­ры нечест­ные, но мы будем участ­во­вать в пар­ла­мент­ских выбо­рах». А что, им на пар­ла­мент­ские выбо­ры новый закон «О выбо­рах» пре­под­не­сут на «таре­лоч­ке с голу­бой кае­моч­кой», поме­ня­ют гла­ву ЦИК, их пред­ста­ви­те­лей вве­дут в изби­ра­тель­ные комис­сии? Долж­на же быть логи­ка! Если вы бой­ко­ти­ру­е­те пре­зи­дент­ские выбо­ры, изволь­те бой­ко­ти­ро­вать и пар­ла­мент­ские выбо­ры.

И теперь они меня, навер­ное, будут кри­ти­ко­вать: «Вот, Коса­нов вклю­чил­ся в пре­зи­дент­ские выбо­ры, что­бы пой­ти на пар­ла­мент­ские выбо­ры».

А я вижу пар­ла­мент как тре­тий или пятый резуль­тат моей элек­то­раль­ной кам­па­нии.

Пер­вый резуль­тат – это уча­стие в выбо­рах пре­зи­ден­та и дости­же­ние мак­си­маль­но­го резуль­та­та.

Ещё раз: если бы они все – «двк-шни­ки, «бой­кот­чи­ки» — под­дер­жа­ли меня, я уве­рен, у меня про­цент голо­сов был бы в два раза боль­ше. Пото­му что у них есть люди, кото­рые на них ори­ен­ти­ру­ют­ся. Они заби­ра­ют мои голо­са и, тем самым, помо­га­ют Тока­е­ву, вот самое страш­ное. Они заби­ра­ют голо­са тра­ди­ци­он­ной оппо­зи­ции, про­тестный элек­то­рат и сомне­ва­ю­щих­ся.

ЧТО СДЕЛАЕТ КОСАНОВ НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ?

Я хочу вла­сти пре­ду­пре­дить, что все зави­сит от того, как она, власть, пове­дет себя. Все зави­сит от того, как будут под­счи­та­ны голо­са. Если я сила­ми сво­их шта­бов и неза­ви­си­мых наблю­да­те­лей уви­жу систем­ность нару­ше­ний, резуль­та­ты выбо­ров я при­зна­вать не буду. Если будут гру­бые систем­ные нару­ше­ния, я дома не буду сидеть. Я буду рядом с наро­дом сто­ять. Я 22 года гово­рю о спра­вед­ли­во­сти, зна­чит, она долж­на быть.

Дол­жен ска­зать, что я чув­ствую себя сей­час совсем дру­гим чело­ве­ком. Все эти годы я был чьим-то заме­сти­те­лем, чьим-то руко­во­ди­те­лем шта­ба. А сего­дня я впер­вые чув­ствую свою лич­ную мораль­ную и поли­ти­че­скую ответ­ствен­ность.

Автор: Тама­ра ЕСЛЯМОВА
Ори­ги­нал ста­тьи: Ураль­ская неде­ля


Источник: “https://zagranburo.org/я-у-властей-деньги-не-брал-компромата/”