Follow Me

Close

Смерть по правилам движения. Никто не мешает внедрять немецкий порядок на дорогах явочным путем

Смерть по правилам движения. Никто не мешает внедрять немецкий порядок на дорогах явочным путем



В ноябре отмечался Всемирный день памяти жертв ДТП, в котором Россия тоже отметилась: 18 тысяч смертей за прошлый год, как утверждает РИА со ссылкой на ГИБДД. Это меньше, чем раньше, но больше, чем погибло в Афганистане советских солдат за 9 лет войны.


С цифрами, впрочем, какая–то ерунда. В рейтинге стран по смертности в автокатастрофах за 2018 год (официальные данные ВОЗ) Россия занимает 72–е место из 175. Рейтинг оперирует относительными значениями. В России, утверждает ВОЗ, в год в ДТП гибнет 18 человек на 100 тысяч населения. Суммарно получается — более 26 тысяч человек. В одном Петербурге — под тысячу. Столько учеников в обычной средней школе. Вы входите внутрь — а вместо парт гробы.


Пропорция смерти особенно велика в странах третьего–четвертого мира, от ОАЭ (наш сосед по рейтингу, 18,1 случая на 100 тысяч жителей) до Либерии (1–е место, почти 36 смертей). А минимальна — в странах Запада (в Германии, скажем, 4,1).


О причинах можно догадываться, но не судить. Для уверенности нужны другие показатели: например, число смертей на километр автодорог с разделительной полосой. Тут Россию не сравнить с Германией, потому что у нас первый автобан между двумя городами сдан на днях, а до того на крайне опасной трассе М10 Москва — Петербург на каждые 3 км ежегодно приходился один труп, что превышало даже показатели трассы "Скандинавия", давно прозванной дорогой смерти.


Спецпосланник генсека ООН по безопасности движения с печальной фамилией Тодт, комментируя ситуацию, увидел корень российских бед в непристегнутых ремнях и алкоголе за рулем. Не знаю. В Германии, например, водитель, достигший 21 года и прошедший испытательный 2–летний срок, имеет право выпить кружку пива за рулем. Однако не берусь утверждать, что это является фактором безопасности.


Думаю, дело в другом — в самих основах подготовки водителей, в идеологии правил движения. В России в автошколе меня учили исходить из того, что все на дороге соблюдают ПДД. В Германии же начинают с того, что ты должен быть готов к чужим нарушениям. Скажем, дети будут бежать через дорогу к автобусу (поэтому в Германии запрещен проезд мимо автобусов иначе как с шаговой скоростью). Велосипедисты свернут с велодорожки тебе под колеса (а потому ты должен, увидев велосипедиста, снизить скорость. Моя племянница, впервые сев в Германии на велосипед, была потрясена тем, что стоило ей выехать на улицу — все машины тут же тормозили. Я вспомнил, как меня в Петербурге однажды намеренно вжали в поребрик; я упал и расшибся до крови — машина же довольно хрюкнула и укатила). Или вот вопрос из немецкого экзаменационного билета: инвалид на коляске выехал на дорогу. Как правильно себя вести? Посигналить ему, что он сбился с пути? Плестись вслед, создавая пробку? Ответ "посигналить" — неправильно: можно испугать. Правильно — плестись.


Русские, когда переезжают в Германию, порой обижаются, что их заставляют пересдавать на немецкие права: и теорию, и практику. Однако разница ПДД не в том, что в Германии есть знаки "водородная заправка" и "зарядка электромобилей", а среди билетов заметен экологический блок (вам нужно ответить, что вы отказываетесь от коротких поездок по городу, от поездок в час пик и создаете с соседями карпулинг). А, повторяю, идеологией. Да, нехорошо, когда кто–то не соблюдает правила. Но ты должен быть к этому готов и возлагать ответственность не на нарушителя, а на себя. Особенно когда имеешь дело с теми, кто тебя слабее.


Источник: “https://www.dp.ru/a/2019/11/28/Smert_po_pravilam_dvizhen”