Follow Me

Close

Назарбаев обещает плавную модернизацию, или Какие угрозы несет Казахстану культ личности

"nazarbaev_muzei"3 апреля в Казахстане состоятся президентские выборы. Никто не сомневается в том, что победителем на них будет нынешний глава государства Нурсултан Назарбаев, который правит этой страной с 1989 года.


В своей предвыборной программе он обещает продолжить плавную модернизацию страны и совершенствовать государственный аппарат. «Мы будем планомерно осуществлять модернизацию нашей политической системы. Политические реформы являются неотъемлемым элементом нашей стратегической задачи на среднесрочную перспективу — повышение конкурентоспособности Казахстана», — говорится в программе, опубликованной вчера официальными СМИ страны.


Связаны ли предвыборные обещания Назарбаева с событиями на Ближнем Востоке и в Северной Африке и какие угрозы несет Казахстану формирование в стране культа личности? «День» попросил прокомментировать предвыборную ситуацию в Казахстане директора казахстанской Группы оценки рисков Досыма САТПАЕВА.


— В предвыборной кампании Назарбаева не делается большого акцента на политической модернизации. 80% программы уделено социально-экономическому развитию страны. При этом все-таки не стоит преувеличивать влияние событий на Ближнем Востоке и в Северной Африке на ситуацию в Казахстане. Далеко за примером ходить не надо, лучше задаться вопросом, почему, например, события в соседнем Кыргызстане в 2005 и 2010 году, напоминающие и тунисский, и египетский варианты, не привели к цепной реакции, так называемому эффекту домино? Это говорит о том, что в Казахстане политическая и экономическая ситуации отличается. Существуют специфические особенности, снижающие возможность насильственной смены власти, по крайней мере применительно к первому действующему президенту. При этом тот же кыргызский сценарий я не исключаю в постназарбаевский период, когда первый президент уйдет из политики. В этом случае конкурирующие элитные группировки могут использовать абсолютно все ресурсы, в том числе те или иные социальные протестные группы, выводя их на площади. Тунисский, египетский и кыргызский сценарии для Казахстана вероятны, но, скорее всего, в постназарбаевский период. В текущей политической ситуации ни внутри элиты, ни среди оппозиции у Назрабаева нет серьезных противников.


— А как в стране реагируют на пропаганду культа личности? По сообщениям иностранных СМИ, в казахских школах проводятся уроки о роли Назарбаева в создании государства...


— Да, в Казахстане уже идет формирование культа личности. Это началось ориентировочно три-четыре года назад. Ссейчас практически на всех уровнях государственной власти, в том числе на пропрезидентском поле, постоянно подчеркивается историческая роль президента Назарбаева. В прошлом году был принят закон «О лидере нации», который поставил его на вершину властной пирамиды, даже выше президентского статуса. Назарбаев взял что-то из китайской, сингапурской модели, где важную роль играли Ден Сяопин и Ли Куан Ю. В любом случае его задачей было поднять себя выше существующих политических должностей и легитимизировать себя в качестве отца-создателя суверенного Казахстана. Это характеризует президента как довольно амбициозного человека, который хочет в учебники попасть не просто как первый президент, но именно как создатель Казахстанского государства.


Все это говорит о том, что мы немножко впадаем в советский маразм конца 1970-х и начала 1980-х годов, когда действительно был культ личности у генеральных секретарей. Это является одним из показателей того, что президент немножко оторван от окружающей реальности и не всегда, возможно, полностью оценивает существующие в Казахстане тренды. Хотя он как грамотный игрок смог нейтрализовать самых опасных противников, некоторые из них сейчас находятся за границей. И в этом плане он может себя чувствовать спокойно. Но, с другой стороны, эта самоуспокоенность и страсть к тактическим играм негативно ударяют по перспективам Казахстана в долгосрочном плане. Вопрос о том, каким будет Казахстан после Назарбаева, сейчас очень сильно волнует и зарубежных инвесторов, и политическую элиту, и граждан Казахстана.


— И сейчас ведь никто не сомневается, что Назарбаев выиграет выборы и сможет активно управлять страной еще один срок?


— Скажем так, он получает очередные пять лет в качестве президентского мандата, хотя после принятия закона о лидере нации у президента есть возможность в любое время оставить президентский пост и при этом сохранить в своих руках очень серьезные властные полномочия. Ведь согласно этому закону, все ключевые государственные органы должны согласовывать основные аспекты внутренней и внешней политики. Этот статус может позволить Назрабаеву в любой момент строить механизм преемственности власти, о чем многие в Казахстане думают. Что касается результатов выборов, то сейчас главная проблема — в явке избирателей. Политтехнологи из Астаны попали в собственную ловушку. Они настолько убедили всех в победе Назарбаева, что даже те, кто хотел бы за него в любом случае проголосовать, могут не прийти на выборы. Сейчас мы наблюдаем работу государственных структур и пропрезидентских сил по увеличению этой явки. Но даже если явка будет низкой, возникает вопрос, сможет ли лидер нации получить меньше голосов, чем на предыдущих выборах.


— А что же будет после Назарбаева, ведь не может все вечно держаться на одном человеке?


— Сейчас в Казахстане в основном дискуссия идет о преемнике: кто заменит Назарбаева, кто входит в список преемников? Это немного глупая дискуссия. Потому что опять все замыкается на конкретные личности. Ведь любой преемник — человек, к тому же, любого преемника можно убрать. Поэтому главная задача для президента на следующие пять лет — создать в Казахстане дееспособные политические институты, которые могли бы обеспечить коллективную преемственность власти и преемственность политики, которую проводил Назарбаев. Это может быть для президента выгодно на данный момент. Речь идет о парламенте, который должен быть более сильным и в котором должны быть представлены и другие партии. Во-вторых, сделать из пропрезидентской партии «Нур Отан», искусственного образования, нормальную политическую силу. Кроме того, президенту следует обратить внимание на институты гражданского общества, которые сейчас слабые. Если президент в течение пяти лет хотя бы заложит более-менее фундамент для таких институтов — это уже будет хорошо для демократического развития. А если все останется так, как есть, когда всю политику у нас решают отдельные группы, более того — конкретные персоны, руководители этих групп, то возникнет риск, что развитие страны будут определять конкретные персоны, исходя в первую очередь из своих групповых интересов, а не из интересов государства.


Мыкола СИРУК, «День»