Follow Me

Close

Мусаев кинул Алиева, Или нас опять «разводят»?

По сути, Рахат Алиев и Альнур Мусаев подают сигнал, следуя которому Казахстан сможет сохранить лицо и спокойно вступить в председательство ОБСЕ, не рискуя подвергнуться обструкции со стороны демократически государств, требующих от Казахстана соблюдения всех стандартов этой международной организации, в том числе в области прав человека, свободы слова.




Новая серия материалов, направленных против Рахата Алиева, появилась недавно в казахстанских СМИ. Формальным поводом очередного всплеска интереса отечественных изданий к венскому сидельцу можно считать откровенное интервью подельника опального дипломата бывшего шефа КНБ страны Альнура Мусаева. В середине августа г-н Мусаев неожиданно дал интервью одной из австрийских газет, где прямым текстом объявил о причастности Рахата Алиева к похищению двух банкиров из «Нурбанка».



Большинство наблюдателей приняло интервью Альнура Мусаева за откровение, и принялось бурно обсуждать, по какой причине Мусаев решил отмежеваться от Алиева. Что не поделили бывшие соратники, и стал ли Мусаев так называемой крысой, бегущей с тонущего корабля? Если для одних ответ на этот вопрос очевиден, то для людей, хорошо знающих фигурантов нашумевшего дела о похищении двух топ-менеджеров «Нурбанка», дело представляется далеко не таким однозначным.


В частности, свои сомнения по поводу оценки ситуации казахстанскими СМИ выражает некий источник из числа тех, кто хорошо знает и Рахата Алиева, и Альнура Мусаева. По его словам, сам текст заявлений Мусаева не соответствует стилю этого генерала. Похоже, что не сам Мусаев отвечал, а просто подписал составленный кем-то текст. Если это так, то становится понятным, почему ряд аналитиков выразил сомнение по поводу искренности Мусаева в интервью австрийской газете. Скорее всего, мы становимся свидетелями какой-то новой игры, в которую вовлекают нас спецслужбы. Вспомним поговорку: «Бывших чекистов не бывает». Очевидно, внутри ведомства идёт незримая борьба за сферу влияния. Вполне логичным тогда представляется, что есть некая группа, которая поддерживает Рахата Алиева и Альнура Мусаева. Интервью же Мусаева, как австрийской газете, так и радио «Азаттык», следует считать первым шагом на пути реализации этого сценария.



Вероятно, эта конспирологическая версия имеет право на жизнь, если посмотреть, как отреагировал Рахат Алиев на «откровения» своего товарища. Алиева характеризуют, как некоего истеричного человека, впадающего в ярость по куда более мелким пустякам. Отчего же в случае с интервью Мусаева такая странная реакция? Не потому ли, что Мусаев действует по заготовленному плану? Тому же радио Азаттык, комментируя интервью Мусаева, Рахат Алиев говорит: «И то, что Альнур Мусаев поддался спецслужбам, на это есть свои причины. Не следует забывать, что у него есть родители в Казахстане. У него родственники, семья, дети в Казахстане. Я по-человечески его понимаю». Бывший экс-посол Казахстана в Австрии добавляет: «Конечно же, чисто по-человечески это тяжело. Потому что меня связывало с ним около пятнадцати лет совместной дружбы. И для меня это было, во-первых, непонятно. Во-вторых, я прекрасно отдаю себе отчет, что за всем этим стоит, конечно же, мой оппонент — Нурсултан Абишевич Назарбаев…Конечно, я готов к таким провокациям, но в то же время если это происходит с близкими, то это наиболее тяжело. Но это прогнозируемо, потому что Назарбаев ни перед чем не желает останавливаться, а тем более после опубликования моей книги «Крестный тесть». Как видим, г-н Алиев весьма умело обходит прямо поставленный вопрос об измене Мусаева и переводит разговор на бывшего родственника.



Сам же Мусаев отказывается признать, что он предал Алиева. В интервью на радио Азаттык он прямо называет чушью версию о том, что он якобы сказал австрийской газете «Крона», что за попыткой похищения его и его переводчицы в Вене стоял Рахат Алиев. «Там я не делаю никаких реверансов в адрес Казахстана, в адрес казахстанской юстиции, — заявляет Альнур Мусаев. — Наоборот, объективно говорю: в том, что если Алиев совершал какие-то преступные действия, то в этом виноваты и президент Казахстана, и казахстанская сторона, и политическая ситуация, которая складывалась на период нашего пребывания в Казахстане. Это потворствовало деятельности Рахата».



И эти слова как нельзя лучше подтверждают предположение о том, что Алиев и Мусаев затеяли игру, конечной целью которой является реабилитация их обоих. Основанием для подобного поворота событий может служить рассмотрение итогов межпарламентской комиссии, начавшей работу 6 августа этого года. Эта комиссия изучает вопрос сотрудничества казахстанских спецслужб с депутатами австрийского парламента. В рамках такого сотрудничества использовались подкуп чиновников и депутатов, средств массовой информации. Очевидно, что итоги будут далеко не радужными, как для Казахстана, так и для отдельных австрийских политиков и журналистов. Не иначе, что эти факты будут расцениваться, как попытка вмешаться во внутренние дела другого государства. А это вряд ли будет способствовать улучшению отношений Австрии и Казахстана.


Вероятно, игра, затеянная Мусаевым и Алиевым, это последняя попытка насолить, мягко говоря, бывшим коллегам в лице того же Амангельды Шабдарбаева и всего КНБ под его началом. Тогда неизбежно встанет вопрос о фальсификации дел в отношении самих Алиева и Мусаева. Если это удастся, то нас ждут новые потрясения и новые разоблачения. А то, что такой поворот возможен, свидетельствуют интервью Алиева и Мусаева радио Азаттык. Вот что говорит Альнур Мусаев: «В этой статье я не делаю никаких реверансов ни в сторону казахстанского режима, ни в сторону Рахата Алиева. У меня просто гражданская позиция, чтобы по этому вопросу разобрались объективно. Независимо от того, какое решение будет принято казахстанской стороной по поводу моего заявления по вопросу расследования моей участи, прежде всего, в деле Нурбанка, я буду следовать именно этой гражданской позиции. И буду делать всё для того, чтобы объективно разобрались в этом вопросе, и нашли тех лиц, которые совершили преступление, и понесли соответствующее наказание». А вот как комментирует это Рахат Алиев: «Конечная цель Мусаева — остаться в Европе. Он не доверяет Назарбаеву, потому что ему ясно, что с ним могут поступить так, как это произошло с убийством генерала Мажренова в следственном изоляторе КНБ в июле 2008 года. А конкретно на этом этапе он договаривался о пересмотре всех приговоров по его делу с тем, чтобы его реабилитировали». Далее Рахат Алиев подчёркивает: «И Назарбаев сможет провести оправдание Мусаева. Его оправдают на сто процентов. Он же уже написал письмо в назарбаевский суд Алматы. Значит, это новое ноу-хау назарбаевской судебной системы. Решение суда по переписке, по почте. Раз такое дело, я предлагаю всем репрессированным казахскими судами отправить по почте заявления, по типу мусаевского, чтобы их по той же почте реабилитировали. Это могут сделать банкиры Аблязов и Ержанов и другие вынужденные беглецы от расправ, находящиеся за пределами Казахстана. Может, тогда и мне воспользоваться почтой и скостить сорок лет незаконных приговоров?»



Может быть, всё затеяно именно для того, чтобы Алиев и иже с ним были реабилитированы, лишь бы только не мешали своими заявлениями председательствовать Казахстану в ОБСЕ? Кто знает, может, в случае реабилитации и возможности свободного возвращения домой венский сиделец откажется от своих громких заявлений? По сути, Рахат Алиев и Альнур Мусаев подают сигнал, следуя которому Казахстан сможет сохранить лицо и спокойно вступить в председательство ОБСЕ, не рискуя подвергнуться обструкции со стороны демократически государств, требующих от Казахстана соблюдения всех стандартов этой международной организации, в том числе в области прав человека, свободы слова.



Хотя вполне возможна и другая версия, также исключающая навязываемое нам «предательство» Альнура Мусаева. Интригу венские партнеры затеяли следующую – реабилитацию А. Мусаева посредством его мнимой готовности сдать Алиева. В конце концов, те вещи, что уже озвучил Альнур Мусаев, обильно были представлены в казахстанской прессе в рамках информационной кампании против Рахата. То есть, если говорить шахматным языком, в данной ситуации решено было пожертвовать кое-какими имиджевыми составляющими Рахата Алиева, ради того, чтобы Мусаев получил свободу перемещения и чистую биографию без уголовщины на 40 лет осуждения. Пользы в таком напарнике для Алиева гораздо больше, чем в скрывающемся в том же особняке подельнике, от которого немного толку, а расходов – хоть отбавляй.



Словом, говоря о том, что не все чисто с этими «чистосердечными» показаниями Мусаева и «всепрощенческими» интервью Алиева, мы имели в виду как раз это: высокую степень недоверия общественного мнения к действиям венских «сидельцев» и высокую вероятность того, что за фасадом этого «предательства» скрываются какие-то другие движения.




SPIK.KZ